Собачка как собачка

Около пяти лет назад группа волонтеров с севера Москвы собралась в союз «Собчака как собачка». Их целью было помочь животным, которых не берут муниципальные приюты: собак, которых сбил автомобиль, у которых погибли хозяева или которых просто выкинули на улицу. Сегодня в союз входят 20 волонтеров, и с их помощью новый дом находят более 150 собак и кошек в год — причем, по всему миру. 

Мы пообщались с одной из основательниц организации «Собачка как собачка» — Ольгой Лахиной. Она рассказала, как образовался союз волонтеров, как выстроена работа и что вдохновляет команду вновь и вновь помогать бездомным животным.

Союз волонтеров «Собачка как собачка» уже не первый год пристраивает бездомных животных, минуя приюты. Расскажите, как все начиналось? 

Все получилось спонтанно — точной даты создания у нас нет. Все мы сталкивались с ситуациями, когда животные оставались без хозяев по объективным причинам (смерть хозяина) и по необъективным (собаку или кошку просто выбрасывают на улицу). Иногда животное убегает из дома, теряется, и его не могут найти. Таких животных по закону нельзя сдать в приют. 

Поначалу таких собак и кошек мы брали к себе, так, у меня, например, появился пес Грей. Но вскоре у всех участниц волонтерского центра закончились ресурсы заводить новых питомцев. Тогда мы стали искать передержки своим подопечным.

А как появилось ваше название?

Это строчки из стихотворения Германа Лукомникова, в котором он сравнивает собак с другими животными: «собачка как лисичка», «собачка как медвежка», «собачка как лошадка». А наши подопечные самые настоящие собачки!  Когда люди спрашивают, какой породы собака, мы так и отвечаем: собачка как собачка. 

Расскажите, как вы нашли единомышленников? В интернете познакомились или уже давно совершаете подобную деятельность? Сколько людей было у истоков?


Наш союз образовался из волонтеров Машкинского приюта. Там мы ухаживали за собаками, выгуливали и пристраивали их. Занимались пиаром, вели соцсети. Зарабатывали деньги для приюта, участием в выставках и ярмарках. Среди первых волонтеров «Собачка как собачка» были: Наташа Зубенко, Ирина Цибизова, Катя Козлова, Ольга Буторина, Елена Довгиенко, Светлана Колюх, Светлана Подшивалова, Юлия Заева, Елена Зиновьева. Все они до сих пор состоят в команде, у каждой есть по домашнему животному. 

 

А как происходит процесс весь? С момента, как вы нашли животное до того, как оно находит новый дом и хозяина.

В первую очередь мы получаем сигнал о том, что есть какое-то брошенное животное, которому нужна помощь. Мы везем его в ветеринарную клинику, где проводится осмотр, сдаются необходимые анализы для выявления патологий, и, если животное не нуждается в лечении, то мы ищем соответствующую передержку. 

На ней кошку или собаку социализируют, предоставляют все необходимое для комфортного проживания. Вообще передержки, которые есть у нас в Москве — золотой запас. Эти люди стали нашими друзьями, мы доверяем им, многие имеют кинологический и ветеринарный опыт, что помогает оказать животным первую помощь. Передержка это не развлечение, это работа и круглосуточный труд. Так, животное не чувствует себя брошенным, а у нас есть время на то, чтобы найти собаке новый дом.

Знаю, что иногда дом находится на другом краю Земли: некоторые ваши подопечные отправились в Канаду, и различные страны Европы. Расскажите, как вы наладили контакт за рубежом?

У нас налажен контакт с Германией,  Испанией, Норвегией и Канадой. В основном нам помогают наши друзья и родственники, которые там живут. Благодаря им много бездомных животных нашли себе новый дом. 

Больше всего животных уехало в Канаду, потому что в Европе и так много местных фондов и организаций, которые пристраивают бездомных кошек и собак. Мы за месяц знакомим семей или отдельных людей с животными, снимаем видео, разговариваем с ними по видеосвязи, дотошно отвечая на все возникшие вопросы. Хозяева всегда знают о собаке ровно столько, сколько знаем мы, поэтому в аэропорту мы наблюдаем трогательные сцены воссоединения собаки с семьей. 

Нам порой не нужно даже спрашивать как дела у собаки — хозяева выкладывают видео, как они спят, бегают, словом, радуются жизни. Особенно приятно получать благодарности: «Спасибо, что доверили нам эту собаку, она самая лучшая в мире». Это трогает нас до слез. 

Иногда так бывает, что собаки не нашли семью. Но у нас есть знакомые с частным приютом, они берут около трех наших собак. Спрос превышает предложение, и уже меньше чем через месяц мы получаем сообщения, что наши собачки нашли новые семьи.

В новостях пишут, что сейчас, в связи с коронавирусом и самоизоляцией, приюты в Европе стремительно пустеют. Как в России поменялась ситуация?

Да, мы наблюдаем позитивную динамику у наших коллег, и мы очень рады такому развитию событий. Весь месяц, который прошел в режиме самоизоляции, мы радуемся: уже больше 23 собаки и 2 кошки обрели новый дом. Для нас и в обычном режиме работы это много, а для данной ситуации это отличные показатели. 

Конечно, в тех условиях, которые есть на данный момент, передвижение и предварительное знакомство животных с хозяевами проблематично для нашего союза. Поэтому мы решили присоединиться к акции «Счастье с доставкой на дом». Надеемся, что все зверьки найдут себе новых хозяев. 

Какие у вас планы после самоизоляции?

У нас есть план на все варианты развития событий. Разумеется, больше всего мы ожидаем, когда откроют границы. В Канаде разные семьи ждут несколько наших собак. Сейчас мы обязаны оплачивать этим животным передержку, поэтому мы не в силах даже взять вместо них других животных. 

Также мы ждем сентября. Уже четыре года мы проводим карнавал «Курносики» в парке «Дубрава». Это уникальное событие тем, что в нем принимают участие домашние  и бездомные животные. Так мы показываем, что бездомные собаки не дикие, они не изгои.  На карнавале это видно, когда на одну собаку кидается по десять детей, и она к каждому ластиться и каждого пытается облизать.

Еще мы создаем календарь. Деньги, вырученные с их продажи направляются на развитие нашего проекта (ветеринарная помощь, передержки, перевозка животных в другие страны). В этом году мы договорились на сотрудничество с профессиональными фотографами и декораторами из Санкт-Петербурга. Съемки планировались на конец марта, но сейчас надеемся на июнь-июль, чтобы успеть сверстать его и напечатать. 

А если говорить о более глобальных целях, к чему вы стремитесь? Как видите миссию Союза? 

Когда мы только начали искать дом бездомным животным, у нас возникла иллюзия, что спасем сто, двести, ну – тысячу собак и кошек, и все прекратится. К сожалению, пока в России не будет контроля численности бездомных животных, этот круговорот будет таким же масштабным. Сейчас мы пытаемся вычерпать море чайной ложкой. Очень много животных никогда не покинут стен приюта, не найдут новый дом, они доживут до конца за решеткой 3х3 среди страшного лая и болезней без ласки и любви в одиночестве. 

Тут сразу возникает вопрос: а что мы можем сделать? Первая мысль: это бросить все. Опускаются руки, пропадает мотивация что-то делать. Но это неверно. Мы, в первую очередь, стерилизуем и кастрируем в ветеринарных клиниках всех найденных животных. Просто чтобы остановить эту геометрическую прогрессию. Последние два года мы считаем, сколько животных мы пристроили и сколько стерилизовали. 

Помогая животным, мы очень хотим, чтобы люди поняли: это животные нужны им, а не наоборот. Если вдуматься, в нашей экосистеме есть существа, у которых есть эмоции, душа и свой характер. У них есть способность к безграничной и бескорыстной любви. Значит, они неслучайно даны нам! В особенности в городе, где мы оторваны от природы. 

Эти животные только дарят любовь и приносят радость — больше никакой прикладной функции у кошек и собак нет. Они не несут яйца и не дают молоко. Когда люди жалуются, что они никому не нужны, что их никто не любит, хочется воскликнуть: «Господи, о чем вы? Оглянитесь, вот они! Рядом! Готовые быть рядом, терпеть ваши выходки, при этом уважать вас». Стоит лишь открыться этой любви – все беды и проблемы пройдут, как по волшебству!  

P.S. Узнать больше о союзе “Собачка как собачка” можно на официальном сайте проекта. 

Автор: Росс-Мери Акао